Воскресенье, 20.08.2017, 07:13

Геннадий Юров

Товарищеский круг


1
Друзья мои!
Как выстраданный факт
Вам сообщить пришел я через годы,
Что наша жизнь – не что иное, как
История общения с природой.
 
Не ведая, во что их превратим,
Природа нам дарила полной мерой
Леса без просек,
Реки без плотин
И горные массивы без карьеров.
 
Но каждому, чтоб возвращаться мог
И мучился тоской неистребимой,
Достался на планете уголок,
Где речка первая
И первая рябина.
 
Где на березах в говоре скворцов
Таится предсказание погоды,
Где мы не знали сочетанья слов:
«Охрана окружающей природы».
 
И где природа проявила такт,
Дала понять в момент необходимый,
Что наша жизнь – не что иное, как
История общения с любимой.
 
 
2
Все было: виражи и миражи,
Отчаянье и фарт не по заслугам...
Я думаю, друзья, что наша жизнь –
История общения друг с другом.
 
Пусть на скрижали занесет она
То уголек мерцающий, то пламя,
Но наши души высветил до дна
Огонь, зажженный, видимо, не нами.
 
Горели нашей юности костры.
Мы постигали, собираясь вместе,
Незыблемые правила игры –
Законы Долга, Совести и Чести.
 
Вступили мы в товарищеский круг,
Античными поэтами воспетый.
У стариков-наставников из рук
Мы приняли огонь как эстафету.
 
Огонь товарищества...
Встанем перед ним,
Пусть мало нас и голоса негромки.
Но если мы его не сохраним,
То нашу память проклянут потомки.
 
3
Восславив наше кровное родство,
От вас, друзья, я опыта не скрою,
Что жизнь, помимо прочего всего, –
История борьбы с самим собою.
 
Да, мы о ней наговорились впрок,
Устали от бессовестного трепа,
Как паровоз, что весь ушел в свисток
И время отправления прохлопал.
 
Мы режем правду-матку, породив
Самоанализ худшего порядка,
Вполне уютный кооператив
По части бичеванья недостатков.
 
И хоть живу, не обнажая ран,
Встает воспоминание из мрака:
Лежал во льдах Великий океан,
Я шел по берегу
И от бессилья плакал.
 
Роняли чайки жесткий посвист крыл.
Клочки тумана проносились мимо...
Ни родины своей не защитил,
Ни матери,
Ни женщины любимой.
 
4
В горах, где даже шорцы-старики
Не ставили охотничьих капканов,
Я отыскал исток Томи-реки,
Таежный ключ на склоне Карлыгана.
 
Моя трудолюбивая река,
Ты сохраняешь ключевые струи,
То пряча их под сенью тальника,
То в донных отложениях фильтруя.
 
Когда я слышу истеричный крик
При дележе неправедных доходов,
Я думаю,
Не выживет родник,
Людская алчность не в ладу с природой.
 
Когда уже знакомый язычок
Развязан клеветой или доносом,
Я думаю, что сгинул родничок
Или отравлен медным купоросом.
 
У берегов индустриален лик.
И, опускаясь по теченью ниже,
Я мучаюсь:
– А выжил ли родник?
И хариусы мучаются:
– Выжил?
 
5
Растет в душе невольная вина.
Она пришла с диагнозом суровым:
Когда природа тяжело больна,
То человек не может быть здоровым.
 
Какие катастрофы нам нужны,
Чтоб уяснить сознаньем потрясенным:
Высокий уровень грунтовых вод страны
Определится родником спасенным?
 
Какою будет новая беда,
Чтоб нам осмыслить время и пространство –
От разоренья птичьего гнезда
До вести о распаде государства?
 
Протест природы, терпящей урон,
И нас не пощадившие утраты
В прямой связи.
И марши похорон
Опять звучат до юбилейной даты.
 
В прощальном слове поседели мы,
Порой от гнева стискивая зубы:
Без войн,
Без эпидемии чумы
Года прошлись по нам, как лесорубы.
 
6
О, как порой спасительны для нас
Иронии врачующие иглы.
Умеющий смеяться не предаст,
Друзья мои!
Продолжим наши игры.
 
Пусть в наших юбилейных торжествах,
Которые отныне не в новинку,
Воскреснет дух былого озорства,
Чтоб так не походили на поминки.
 
Смотрите: шустрый проявляет прыть,
Торопится не упустить момента,
Чтоб выгодишку шкурную прикрыть
Цитатой из речей и документов.
 
Такой циклон раскрутит, что держись!
Но ветер крепнет не ему в угоду...
Друзья, как это просто:
Наша жизнь –
Подробность из истории народа.
 
Я верю, между нами не погас,
От правды не шарахнулся в испуге
Святой огонь,
Который учит нас
Искусству видеть лучшее друг в друге.
 
7
Я потому до срока не умру,
Что шлет моей душе метеосводки
Провинция –
Собратья по перу,
Поэты от Смоленска до Чукотки.
 
О них непритязательна молва.
Им славою кичиться не пристало.
Но если не признала их Москва,
То это означает –
Не читала.
 
Вобрав в себя и ритм материка,
И голоса таежного распадка,
Взрослеет их заветная строка
На полигонах и на стройплощадках.
 
Они пришли в кромешный этот век
Сказать слова гражданского накала,
Чтоб не случилось переброски рек,
Чтоб не случилось гибели Байкала.
 
Чтоб не случилось гибели страны...
Я знаю, весть моя необходима.
Вы слышите? –
Плывет из тишины
Мотив рассвета, зреющего зримо.



К списку поэм